Главная » 2022 » Сентябрь » 16
15:43

«Блатные аккорды»: о рекрутах из-за решётки в ЧВК «Вагнер»

«Блатные аккорды»: о рекрутах из-за решётки в ЧВК «Вагнер»

Третьего дня, российская общественность была шокирована видео из какого-то исправительного учреждения, на котором Евгений Пригожин, известный как единственный или один из руководителей ЧВК «Вагнер», агитирует заключённых вступать в ряды «музыкантов». Файл достаточно длинный, в нём запечатлена если не вся, то большая часть вступительной речи «дирижёра» со множеством любопытных подробностей.

Не сказать, что видео «взорвало Интернет», но всколыхнуть – всколыхнуло, особенно, на фоне тяжёлых событий предыдущей недели и, в целом, сложной обстановки на фронтах СВО. «Неужели всё настолько плохо, что уже мобилизуют зэков?!» «Да и правильно, чего их жалеть, пусть искупают кровью!» «Ну, и как такому контингенту давать в руки оружие?!» «А что мы будем делать с этими «героями», когда всё закончится?» «И вообще, кто такой этот Пригожин, что вот так просто набирает себе людей на зонах? Это же незаконно!» И так далее, и так далее, и так далее.

 

Ситуация, действительно, нетривиальная – но вопиющая ли?

Звуки колонии строгого режима

Пригожин не стеснялся в выражениях – не по форме (он не обронил ни одного матерного выражения), а по сути. Из его слов, и общего антуража, нетрудно понять, что вербовка происходила среди заключённых именно строгого режима: убийц, наркоторговцев, насильников.

«Развесёлой войны» Пригожин им отнюдь не обещал – и даже напротив, говорил про «тяжёлую войну» и «расход боеприпасов вдвое больше, чем в Сталинграде», и про первое штрафное подразделение в рядах вагнеровцев, которое под Угледаром «вырезало противника в окопах ножами». Особый акцент он сделал на том, что дисциплина будет суровой, а за трусость полагается расстрел – как и за пьянство, мародёрство и насилие над мирным населением. Вариант добровольного возвращения «за забор» отсутствует: либо освобождение после полугода боевой службы, либо гибель в бою – либо казнь как труса и дезертира.

 

И вот после таких (прямо скажем, леденящих спину) вводных, заключённым было предложено вступить именно в штурмовую пехоту, и дано на размышления пять минут. Внимание, вопрос: многие ли из этих трёх-четырёх сотен человек рискнули переквалифицироваться из зэков в «штрафники»? Возможно, когда-нибудь мы увидим вторую серию этого же фильма с правильным ответом, а пока рискну предположить, что точно меньше половины – хорошо, если десятая часть.

В принципе, видеоряд даёт исчерпывающие ответы на все возможные вопросы и отсекает сомнения, связанные с вербовкой штрафников. Особенно характерен этот момент о дисциплине и дисциплинарной ответственности (насколько можно судить, применяемой не только к штрафникам, но и вообще всем «музыкантам») – он сразу же проводит черту между нашими штрафниками и украинскими айнзацгруппами, набранными из сидельцев. Фашисты не просто выпускали из клеток отъявленных беспредельщиков – они выпускали их именно затем, чтобы они «кошмарили» гражданских и пытали пленных, попутно самоутилизируясь под русскими снарядами и пулями. Это прямо-таки скрупулёзно-точная реконструкция по образцам «великих предшественников»: Дирлевангера, Каминского, Бах-Зелевски и подобных им гитлеровских головорезов.

 

Пригожин же предлагает именно что-то в духе красноармейских штрафных рот, в которых от преступников требуется не опуститься ещё ниже по лестнице расчеловечивания – а наоборот, очиститься, искупив свою вину службой Родине и, если придётся, кровью. Многих комментаторов смущает небольшой срок службы, за который даже матёрым уголовникам всё спишется – «всего лишь» полгода хождений в атаку на вражеские опорники через простреливаемые миномётами поля. Стоит напомнить, что при Сталине (который, как известно, был «кровавым тираном») три месяца в штрафной роте были эквивалентом десятилетнего заключения.

 

Как я уже сказал выше, вряд ли на такой «выгодный» обмен – полгода за десять-пятнадцать лет – найдётся много желающих: всё же, условия выставляются жёсткие, и риск погибнуть – реальный. А как бы уголовники не бравировали своим якобы презрением к смерти, на деле абсолютное большинство из них предпочтёт «опостылевшую» жизнь, хоть и за решёткой, смерти в бою – тоже не совсем на свободе.

Это, пожалуй, должно успокоить тех, кто опасается появления «тысяч» успешно отвоевавших штрафников на российских улицах – едва ли оные «тысячи» вообще будут набраны. А после окончания конфликта, несколько сотен освободившихся через фронт бывших уголовников будут незаметны на фоне пары миллионов условно-лояльных «криптобандеровцев», которых киевский режим, без сомнения, оставит России в наследство. Кроме того, есть все основания полагать, что «блатную романтику» из штрафников будут выдавливать и выбивать достаточно жёстко: чего стоит хотя бы упоминание о двух гранатах, которые каждый вагнеровец носит с собой, вместо пропуска во вражеский плен.

 

Что же касается «законности» такой вербовки и последующего освобождения штрафников – да, похоже, что в процедурах есть какое-то количество выходов за рамки действующего законодательства РФ. ЧВК в принципе работают в «серых зонах»: и театра военных действий, и морали, и закона; такова их специфика. Я от этого не в восторге – но и не вижу поводов пищать от ужаса. В конце концов, при необходимости, гипотетический закон «о прохождении штрафной военной службы» может быть принят буквально за один день – но станет ли от этого спокойней хоть кому-то из моралистов?

Так какой же из Промокашки скрипач?

Очевидно, что пройти мимо такого жирного инфоповода вражеская пропаганда просто не могла. Выхватив видео из публичного доступа, инфоцыгане из команды Навального** (или, скорее, уже Волкова**) опубликовали его у себя как некий «секретный материал от секретного инсайдера»; уже со ссылкой на них, состряпало соответствующую публикацию «Радио Свобода»*. Параллельно с этим, весть о «мобилизации орками зэков» с улюлюканьем и свистом тиражировали украинские СМИ.

 

Интересно, что около полутора месяцев назад CNN уже публиковало статью на эту же тему, содержание которой частично «бьётся» с тем, что можно услышать в видео Пригожина; что-то созвучное в это же время выдавали и русскоязычные СМИ-иноагенты. Публикации якобы составлены на основе интервью с неким анонимным заключённым, который вышел на контакт с помощью контрабандного смартфона, и рассказов родственников ещё нескольких, уже завербовавшихся в «ландскнехты».

Из точных совпадений, впрочем, только упоминание «Вагнера» и полугодичный срок службы до помилования. Кроме того, указывается, что террористов и насильников в рекруты не берут, вся подготовка занимает две недели, готовым штрафникам полагается месячное жалованье в 100-200 тысяч рублей, а в случае гибели, их родственники получат компенсацию в 5 миллионов. Между этими весьма правдоподобными моментами вплетены пропагандистские пассажи: о грандиозных потерях российской армии, об особенно страшных потерях самих штрафников, которых специально бросают в самоубийственные атаки, чтобы вскрыть позиции украинских пулемётов и артиллерии.

 

Сам Навальный** уже стал персонажем связанных с новостью народных мемов типа «как вы думаете, кого назначили командиром отдельного десантно-штурмового батальона ИК-12?» А вот серьёзные российские медиа-персоны, имеющие прямое отношение к украинскому конфликту, не торопятся высказывать своё мнение по сути дела. Игорь Стрелков, в своей обычной манере благородного негатива, высказался против идеи штрафных подразделений, апеллируя к вопросам дисциплины и дальней перспективы возвращения этих людей в мирную жизнь. Известный боец Народной милиции и военкор Владлен Татарский, в 2014 г. сам отправившийся на фронт прямиком из заключения, ничего страшного в штрафниках не видит. Пригожин же заявил, что тем, кто против мобилизации зэков, стоит отправиться на фронт самим или послать своих сыновей – и это, пожалуй, те самые слова, каких стоило бы ждать от такого человека.

 

Сам факт появления достоверной видеозаписи, практически обнажающей всю кухню вербовки заключённых в «Вагнер», в открытом доступе – никакая не утечка, а сознательная публикация. Есть мнение, что в первую очередь, это «вирусная реклама», направленная на родственников заключённых и их самих – чтобы заранее выявить желающих пойти в штрафники и, чем чёрт не шутит, места их концентрации. Но, возможно, что это и некий сигнал российскому обществу.

 

При том, что наше время становится всё суровее буквально с каждым следующим днём, российское общество, пока что, всё живёт по стандартам «мирного неба», с минимальными оговорками. Кто бы что ни говорил насчёт мобилизации, «решительных решений» и тому подобных вещей, лично на них идёт всё же «подавляющее меньшинство».

Наряду с добровольчеством, народными сборами на нужды фронта (и «жестами доброй воли»), штрафные роты – это лишь часть цены за всё ещё обычную рутинную жизнь большинства россиян. И, надо сказать, цены не самой высокой, по сравнению хотя бы с той, которую платят жители Республик. Так что, всем «обеспокоенным» мобилизацией зэков, действительно, стоит честно ответить самим себе, готовы ли они мобилизоваться вместо них.

* – СМИ-иноагент.

** – признаны в России экстремистами.

Автор: Михаил Токмаков



Источник

Категория: военные новости | Просмотров: 428 | Добавил: kravcov_ivan | Теги: #русскаявесна, #политика, #новости, #СилаVПравде, #war, #Спецоперация, #войнанаукраине, @wpristav, #СвоихНеБросаем, #война, #войнанадонбассе, #военные, #ZаПобеду, #антимайдан, #Оружие | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 1
avatar

0
1
Украина изначально из СИЗО привлекала к АТО, и сейчас поступает также. Чего шум-то нагонять.
avatar


Учётная карточка


Видеоподборка
01:09:30


00:37:11

00:37:39

00:38:43

work PriStaV © 2012-2022 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх