Главная » 2022 » Июнь » 9

Сайт wpristav.ru предлагает сотрудничество!

Предлагаем  размещать ссылки на новости своего интернет-проекта у нас (сайт военной тематики, с тематическим трафиком и кругом постоянных посетителей), что привлечёт новых посетителей на Ваш сайт.  Как добавлять        

Пример получаемого результата - 1, 2, 3, 4, 5

Для совсем ленивых добавляем блок агрегатор  (новости размещённые там не попадают в ленту групп соцсетей)

Лучше публиковать новости на главной - расходится в соцсети + открытие сайта по ссылке. В статьи есть смысл публиковать аналитику, обзоры техники, книги - т.е. не новости, а то, что будет актуально долго.

03:59

«Аптекарь Сатаны»? Римский папа Александр VI Борджиа

«Аптекарь Сатаны»? Римский папа Александр VI Борджиа

В предыдущих статьях (первая

, вторая, третья) мы говорили о том, как молодой испанец Родриго Борхо стал кардиналом Ди Борджи (Борджиа), и его знаменитых детях – Чезаре и Лукреции. Сегодня будет рассказано о том, как Родриго Борджиа стал римским папой Александром VI, и о его деятельности на посту понтифика. Как мы помним из первой статьи

Первые шаги

, авторитет кардинала Родриго Ди Борджи в Риме был очень высок (рассказы о всеобщей ненависти к этому понтифику появились уже после его смерти и распространялись врагами семьи Борджиа). Во время правления четырех римских пап Родриго Ди Борджи находился на должности вице-канцлера Святого престола, и потому никого не удивило, что он, наконец, был избран понтификом. Случилось это в 1492 году после смерти Иннокентия VIII. Об отношении римлян к новому папе можно судить по следующему факту. Вышедший к народу Родриго (точнее – уже Александр VI) был подхвачен толпой и на руках пронесен по улицам Рима в Латеранский дворец – под рев труб и радостные крики. Здесь новый папа от избытка чувств потерял сознание. В это время герою нашей статьи было уже больше 60 лет. Святым престолом ему предстояло править на протяжении 11 лет.

«Аптекарь Сатаны»? Римский папа Александр VI Борджиа

В рассказах о деятельности папы Александра VI упор обычно делается на свидетельства, подобные тому, что оставил церемониймейстер римской курии Иоганн Буркард. Рассказывая о знаменитом «банкете каштанов» с 50 приглашенными «блудницами», устроенном в Ватикане в 1501 году Чезаре Борджиа, он пишет:

«Лукреция, папа и гости бросали жареные каштаны, и блудницы подбирали их, бегая совершенно голые, ползали, смеялись и падали. Более ловкие получали от его святейшества в награду шелковые ткани и драгоценности. Наконец, папа подал знак к состязанию, и начался невообразимый разгул. Описать его и вовсе невозможно: гости проделывали с женщинами всё, что им заблагорассудится. Лукреция восседала с папой на высокой эстраде, держа в руке приз, предназначенный самому пылкому и неутомимому любовнику».

То есть мы видим описание стандартной и ничем не примечательной вечеринки в любимом Сильвио Берлускони стиле «бунга-бунга». Отец и дочь Борджиа являются не участниками основного действа, а зрителями и судьями. Незамысловатые «игры» такого рода были неизменно популярны во все времена. Их устраивала для Марка Антония знаменитая Клеопатра, пользуются они успехом и на яхтах современных арабских шейхов. Голые актрисы одного из таких шоу 3 апреля 2021 года массово (в количестве 40 штук) «засветились» на балконе отеля «Dubai Marina». Вряд ли все это могло шокировать и очень сильно удивить римлян, давно привыкших к игривым нравам пап того времени.Однако были и другие аспекты деятельности Александра Борджиа. Так, именно он считается основателем жилой застройки Ватикана. По его распоряжению расширили и замостили площадь у замка Святого Ангела. К Ватикану была проложена новая улица, которая тогда называлась Виа Александрина, а сейчас – Борго Нуово. Была построена новая башня Ватиканского дворца, в залах появились росписи Пинтуриккьо, его учеников и помощников. По приказу Александра VI был укреплён римский квартал Тор-ди-Нона, благодаря чему Вечный город оказался практически неуязвим со стороны моря.

Тогда же проходило сооружение фортификационных сооружений в Субиако и Непи. В июне 1493 года Александр VI заключил с Неаполитанским королевством союз, залогом которого стал брак между его младшим сыном Джофре (ему было всего 13 лет) и принцессой Санчей Арагонской (внучка правящего короля Фердинанда I). Санче, которая была старше мужа, приписывали сожительство с его братьями – Хуаном и Чезаре. Но союз Неаполя и папской области был разрушен после того, как брат Санчи – Альфонсо, женившийся в 1498 году на Лукреции Борджиа, летом 1500 года был убит в Риме. Ещё одной большой заслугой Александра VI стало наполнение папской казны. Известно, что предшественники оставили ему долги на сумму около 120 тысяч дукатов. Через 11 лет, несмотря на большие расходы, понесенные им во время совсем не дружественного «визита» французского короля Карла VIII Валуа и боевые действия Второй Романской кампании, бюджет Ватикана был профицитным. Недруги рассказывали о чрезмерной расточительности Александра Борджиа, однако известно, что кардиналы не любили обедать за его столом – не потому, что боялись быть отравленными: просто они не привыкли к одной единственной смене блюд, практиковавшейся поварами этого римского папы. 4 мая 1493 года была издана булла Inter caetera, утверждающая право Испании и Португалии на вновь открываемые земли в Америке и регулирующая их разделение между ними. Более того, 19 июня Александр VI разрешил испанским монархам облагать налогами церкви – для покрытия затрат на обращение «неверных» в Испании и Новом свете. В 1496 году он даровал Изабелле Кастильской и Фердинанду Арагонскому титул Католических королей.

Через 12 лет после основания в Испании инквизиции, в 1492 году, по настоянию знаменитого Томмазо Торквемады Католическими королями был издан пресловутый Гранадский эдикт об изгнании из страны евреев. Помогли этим людям тогда два человека. Первым стал турецкий султан Баязид II, который приказал Кемалю-реису, эскадра которого с 1487 года воевала на стороне Гранады в Андалусии и на Балеарских островах, эвакуировать изгоняемых людей на земли Османской империи. Его предложением воспользовались около 150 тысяч человек, расселившихся в Константинополе, Эдирне, Салониках, Измире, Бурсе, Галлиполи, Амасье, Патросе, Ларисе, на острове Корфу и в некоторых других областях. Баязид даже издевательски поблагодарил короля Фердинанда II за то, что он обогатил его страну, разорив при этом свою. «Гранадский эдикт» этот султан прокомментировал словами:

Александр VI Борджиа против Томмазо Торквемады

«Как я могу называть короля Фердинанда мудрым, если он обогатил мою страну, при этом сам стал нищим».

Часть изгнанных из Испании иудеев отправилась в Италию, в их числе был и дон Абраванель (Ицхак бен Иехуда) – бывший приближённый португальского короля Афонсу V и министр финансов Фердинанда Католика. Здесь им тоже не везде были рады, но недавно избранный папа Александр VI Борджиа стал вторым после Баязида II человеком, гуманно отнесшимся к прибывшим в его область сефардам. Любопытно, что против их расселения здесь выступили тогда местные евреи. Опасаясь, что на фоне наплыва этих беженцев ухудшится их собственное положение, они обратились к Александру с просьбой не допускать беглецов на территорию папской области и в Рим. Разгневанный таким эгоизмом Александр оштрафовал иудейскую общину на две тысячи дукатов. Помимо евреев, Александр Борджиа разрешил селиться в папской области также преследуемым испанскими инквизиторами марранам – так на Пиренейском полуострове называли принявших христианство евреев и их потомков. Эти решения спровоцировали конфликт с Католическими королями. Не желая разрыва, Александр VI фактически инсценировал высылку евреев из Рима с последующим возвращением небольшими группами обратно. А марранам была дана возможность принести формальное обещание отказа от «ереси», исполнение которого никто особо не контролировал. Папа Александр вообще выступил непримиримым противником испанских инквизиторов. Дошло до того, что 23 июня 1494 года он направил в Испанию четырех коадъюторов («помощников»), которым было дано право обжалования решений самого Великого инквизитора Торквемады – «ввиду его преклонного возраста и различных недомоганий». Оскорбленный Торквемада пытался сопротивляться, по его приказу даже были приговорены к смерти два епископа, посмевших пожаловаться на него в Рим. Однако по требованию Александра VI они были помилованы Католическими королями. Противостояние двух гигантов – Александра VI Борджиа и Томмазо Торквемады, закончилось тем, что постаревший Великий инквизитор в 1496 году, номинально сохраняя свою должность, фактически отошёл от дел и удалился в построенный при его активном участии монастырь святого Фомы. А личным врачом Александра Борджиа с 1498 года стал главный раввин Рима и по совместительству известный астроном – провансальский еврей Бонет.

Папа Александр Борджиа и турецкий принц Джем

Османский султан Мехмед II, вошедший в историю под прозвищем Фатих (Завоеватель), при вступлении на престол в 1451 году сразу же приказал убить своего младшего брата. Позже он издал закон, официально позволяющий сыновьям умершего султана убивать друг друга «ради общественного блага» (Nizam-I Alem) – чтобы избежать смуты и междоусобных войн:

«И кому из моих сыновей достанется султанат, во имя всеобщего блага допустимо умерщвление родных братьев. Это поддержано и большинством улемов. Пусть они действуют в соответствии с этим».

«Лишних» принцев полагалось убивать «без пролития крови» – обычно их душили шелковым шнурком. Из трёх сыновей самого Мехмеда II на момент его смерти в 1481 году были живы два – шехзаде Баязид и его младший брат Джем (Зизим). Санджак Джема был ближе к столице, однако направленный к нему гонец был перехвачен, и Баязид прибыл в Константинополь раньше брата. Он добился благосклонности столичных янычар, приказав увеличить их содержание с 2 до 4 акче в день. Обосновавшись в Бурсе, Джем тоже объявил себя султаном, но сила была на стороне Баязида. Потерпев поражение, Джем бежал в Каир, а оттуда перебрался к госпитальерам – на остров Родос. Гроссмейстер Иоаннитов – Пьер Обюссон, который в 1480 году возглавлял знаменитую оборону Родоса от огромного османского флота, от греха подальше перевел турецкого принца в одну из французских крепостей. После этого он вступил в торг, поскольку выгодные предложения за выдачу Джема он получил от султанов Турции и Египта, французского короля Карла VIII и папы римского Иннокентия VIII. В конце концов Обюссон обменял принца на сан кардинала, и весной 1489 года Джем был доставлен в Рим. Иннокентий VIII официально заявил, что принц остался верен исламу и признал его законным правителем Османской империи. Неприятно удивленный Баязид II в 1492 году прислал понтифику знаменитое «копье Лонгина» – вместе с настоятельной просьбой выдать ему претендента, либо хотя бы гарантировать его максимально длительное пребывание в Риме.

Едва успев получить «копье Лонгина», Иннокентий VIII умер, и в 1492 году новым папой римским был избран Александр VI Борджиа. Он установил с султаном Баязидом весьма выгодные для себя отношения, принимая от него и деньги, и христианские реликвии – в обмен на обещания, что Джем и в дальнейшем будет оставаться почетным пленником в Риме. Скрипя зубами от ярости, Баязид заверял Александра Борджиа в своих письмах:

«Наша дружба с помощью Божьей будет крепнуть изо дня в день».

Наконец, османский султан решился на «предложение, от которого нельзя отказаться»: 300 тысяч дукатов при условии, что душа Джема «сменит юдоль скорби на лучший мир» – и тогда «Ваше святейшество сумеет купить Вашим сыновьям княжества». Трудно сказать, каким был бы ответ Александра Борджиа, однако послы Баязида не доехали до Рима. Они были захвачены Джованни делла Ровере – братом кардинала Джулиано, который позже станет папой римским Юлием II. Джулиано делла Ровере, как мы помним, был злейшим врагом семьи Борджиа, разумеется, он попытался обвинить папу Александра VI в сговоре с турецким султаном. Принц Джем стал теперь для Борджиа очень «токсичным», и Александр попытался продать его французскому королю Карлу VIII. Однако Джем неожиданно умер в 1495 году, и вряд ли кто-то из Борджиа имел отношение к его гибели: османский принц был слишком ценным «капиталом», и его смерть была этой семье совершенно невыгодна.

Итальянский поход Карла VIII Валуа

В статье, посвященной Чезаре Борджиа, мы говорили о том, что в 1494 году после смерти короля Неаполя Фернандо I французский король Карл VIII попытался предъявить свои права на это государство, которое когда-то принадлежало анжуйской ветви династии Валуа. В армии Карла VIII оказался кардинал Джулиано делла Ровере, который в 1492 году был главным соперником героя нашей статьи на выборах нового папы, но проиграл ему. Теперь он надеялся с помощью французов отрешить от власти законного папу Александра VI Борджиа и захватить Святой престол. На сторону французов перешла и Флоренция, из которой в ноябре был изгнан Пьеро ди Лоренцо Медичи. В результате к власти в этом городе пришел враг папы Александра Борджиа – доминиканец Джиролама Савонарола.

Кстати, его учеником в молодости был Михаил Триволис – будущий православный святой и один из лидеров партии «нестяжателей», известный в нашей стране как Максим Грек. Королем и синьором Флоренции Савонарола объявил Иисуса Христа, после чего на три с половиной года превратил этот весёлый город в мрачную Женеву времён Жана Кальвина. Отряды фанатиков, называющих себя священной полицией, и экзальтированных детей («невинных агнцев») врывались в дома, чтобы проследить, как их обитатели соблюдают Господни Заповеди. Они забирали «суетные предметы» вроде игральных карт и костей, шахмат, светских книг, духов, румян, париков, музыкальных инструментов. Все это потом сжигалось на «кострах тщеславия». Ботичелли лично отнес на такой костер несколько написанных им картин. Вернемся в папскую область, где на сторону Карла VIII перешел влиятельный клан семьи Колонна. Им удалось захватить Остию, из-за чего были прерваны поставки в Рим продовольствия: в городе появились признаки голода. 3 декабря 1494 года французская армия вошла в пределы папской области. Александр VI перебрался в спешно укрепляемый замок Святого Ангела. 25 декабря он вынужден был согласиться на свободный проход французских войск через подконтрольную ему территорию. После этого пятитысячный французский корпус расположился на левом берегу Тибра. В ночь с 31 декабря 1494 на 1 января 1495 года в Вечный город въехал король Франции. После долгих переговоров 15 января 1495 года стороны пришли к соглашению: Александр VI обеспечит французские войска продовольствием и назначит комендантами своих замков французских подданных. Залогом выполнения условий этого договора со стороны папы стал его сын Чезаре, который должен был на протяжении 4-х месяцев находиться в качестве заложника во французской армии. Как мы помним из предыдущей статьи, очень скоро Чезаре удалось бежать, переодевшись конюхом. Войска Карла VIII без боя вошли в Неаполь, но это был последний успех этого короля. Как раз в это время в Италии началась эпидемия сифилиса, который итальянцы тогда назвали «французской болезнью» (morbo gallico), а французы – наоборот, «неаполитанской болезнью». Заразился тогда и Чезаре Борджиа, который, по некоторым данным, в конце жизни вынужден был носить маску.1 апреля 1495 года была создана антифранцузская оборонительная лига, в которую вошли Папская область, Священная Римская империя, Милан, Испания и Венеция. Позже к ним примкнули и англичане. Была собрана армия, в которой насчитывалось от 40 до 50 тысяч человек. Во французской армии тогда было лишь около 10 тысяч солдат и офицеров. 12 мая 1495 года большая часть французской армии во главе с Карлом VIII ушла из Неаполя. 6 июня при Форново она вступила в бой с войсками коалиции, которые, несмотря на численное преимущество, не смогли добиться победы. Карлу VIII удалось избежать катастрофы и отвести свою армию во Францию. А вот войска герцога де Монпансье, оставленные королем в Неаполе, через год капитулировали – 20 июля 1496 года. Последние французские гарнизоны, стоявшие в различных крепостях на территории Италии, сдались в 1498 году.

Вторая Итальянская (Романская) война

В 1496 году Александр VI Борджиа решил наказать кланы Орсини и Сфорца, которые предали его, поддержав Карла VIII. Вначале гонфалоньером (главнокомандующим папской армией) был назначен его сын Хуан, отозванный из Испании. Полководцем он оказался никудышным, и в январе 1497 года потерпел поражение у замка Браччано, принадлежавшего клану Орсини.14 июня 1497 года Хуан Борджиа был убит в Риме, и его место занял Чезаре, который действовал гораздо успешнее и эффективнее. Посетив с дипломатической миссией нового короля Франции Людовика XII и женившись во время этого визита на сестре наваррского короля Шарлотте д'Альбре, он вернулся в Рим, приведя с собой 4 000 пехотинцев и 1 800 всадников. Присоединив к ним наемные отряды и доведя численность своих войск до 16 тысяч человек, он начал боевую кампанию. Между тем напомнил о себе и узурпировавший власть во Флоренции доминиканец Джиролама Савонарола, который в марте 1498 года написал «Письмо к государям» с требованием низложения папы. Надо сказать, что Александр Борджиа неоднократно пытался наладить отношения с новым владыкой Флоренции и даже предлагал ему сан кардинала. Но, как говорится, «Остапа понесло».Однако дни этого фанатика уже были сочтены: 8 апреля 1498 года толпа разъяренных горожан ворвалась в монастырь святого Марка, захватив Савонаролу и двух его соратников. Следствие, организованное по приказу папы Александра VI, продолжалось полтора месяца. 22 мая 1498 года был вынесен смертный приговор, 23 мая – Савонарола был повешен на площади Сеньории, его тело было сожжено.

Позже этот полусумасшедший экстремист был признан Католической церковью мучеником веры.А Чезаре Борджиа к 1503 году подчинил почти всю Умбрию, Эмилию и Романью.

Немного о ядах

В первой статье этого небольшого цикла мы выяснили, что доступными для Борджиа ядами были лишь пресловутая кантарелла (кантаридин) и мышьяк. Мышьяк в дозе, достаточной для смертельного отравления (5–17 грамм для человека), действует слишком быстро – смерть от паралича дыхательных мышц наступает в течение одного-двух часов. Это, безусловно, вызвало бы подозрения и весьма неприятную для Борджиа ответную реакцию родственников и близкого окружения погибших – ведь травить имело смысл лишь людей важных и имеющих большое влияние и в церковных кругах, и во всей папской области. А власть римского папы отнюдь не была абсолютной, и любого из понтификов толпа легко могла выставить из города или загнать в замок Святого Ангела. А кантаридин ещё в Древнем Риме применялся как средство для повышения мужской потенции («шпанские мушки»). Тацит сообщает, что императрица Ливия, жена Августа, подсыпала этот препарат гостям во время обеда – не с целью отравить их, а для того, чтобы спровоцировать на сексуальную несдержанность и получить компромат. Кантаридин принимал император Генрих IV – муж русской княжны Евпраксии Всеволодовны, которая потом обвинила его в сатанизме и многочисленных сексуальных извращениях. Шпанские мушки широко применялись во Франции. В XVII веке в Париже было чрезвычайно популярно зелье Катрин Монвуазен, известной под прозвищем La Voisin («Соседка»), клиентами которой были представители высшей аристократии королевства. Для пущего драматического эффекта она добавляла к кантаридину кровь крота и летучей мыши. В XVIII веке большим спросом пользовались содержавшие кантаридин сладкие и разноцветные «пастилки Ришелье» (это не знаменитый кардинал, а живший намного позже маршал, который снабжал ими и короля Людовика XV). Смертельная доза кантаридина – около 120 грамм. В дозах, которые можно было спрятать хоть в знаменитом перстне Борджиа, хоть в ключе, кантаридин действовал бы именно как афродизиак (доза мышьяка, спрятанная в перстне, также недостаточна для смертельного отравления). Поэтому к рассказам о массовых отравлениях противников Борджиа современные исследователи относятся более чем скептически.

Смерть Александра VI Борджиа

В статье «Быть Цезарем или никем»мы уже говорили о предполагаемом отравлении отца и сына Борджиа. И выяснили, что злополучный обед проходил 6 августа 1503 года в доме кардинала Адриано Кастеллези да Корнето. Если предположить, что гости все же были отравлены, то произошло это, конечно, не случайно, и отравить их мог именно хозяин дома. Однако папа Александр VI умер лишь через 12 дней после посещения дома кардинала да Корнето, и нет никаких оснований связывать его болезнь с этим визитом. Доказательством отравления сочли то обстоятельство, что труп понтифика быстро вздулся на солнце – просто смехотворный довод, учитывая погоду, которая стоит в Италии в августе. Чезаре Борджиа выжил, хоть потерял тогда почти все. Он погиб в 1507 году, о его судьбе было рассказано в предыдущей статье. И в 1519 году после родов умерла Лукреция Борджиа.



Источник

Просмотров: 62 | Добавил: Dmitrij | Рейтинг: 0.0/0

поделись ссылкой на материал c друзьями:

Другие материалы по теме:


Сайт не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а следовательно, не гарантирует предоставление достоверной информации. Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения администрации сайта.
Всего комментариев: 0
avatar


Учётная карточка


Видеоподборка





work PriStaV © 2012-2022 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуется
Наверх